На главную

Официальный сайт Борисоглебского Шахматного Клуба.

Меню навигации.
    Документы Документы
    Новости Новости
    Турниры Турниры
    Партии Партии
    Фотоальбом Фотоальбом

Из книги Р. Шпильмана "О шахматах и шахматистах".

Раздражительность Яновского делала из него благодарный объект для его противников. Он ненавидел ничьи и часто предпочитал проиграть, чем согласиться на ничью, особенно же он нервничал в том случае, когда у него положение бывало лучше, а противник имел "наглость" предлагать ничью. Этой слабостью Яновского неоднократно пользовались его противники. Яновского несколько раз побеждали, предложив ему в "подходящий" момент ничью...
Это был холерик, человек раздражительный, вспыльчивый, своенравный. Горе тому, кто у него выигрывал,- на него изливался целый поток оскорблений. Гнев Яновского был систематезирован. Начинилось с того, что он называл победителя "игроком последнего сорта, которому место только в каком-нибудь кафе", "маралой", "доминошником". Затем следовало выражение искреннего удивления: "Как это такого "пижона" допустили к игре!" И под конец- его знаменитое предложение: "С вами я вообще могу играть только давая вперёд коня!". Вначале Яновский имел привычку предлагать вперёд только пешку и ход. Но когда на юбилейном Венском турнире 1918 года флегматичный англичанин Берн принял это предложение и они сыграли ряд лёгких партий по одному гульдену, которые Яновский, конечно, все проиграл, тогда... тогда он пришёл к убеждению, что дача вперёд пешки и хода ещё слишком незначительна, слишком мала для уравнения сил и для того, чтобы возбудить его интерес к игре!

Совсем иного рода "грубияном" был Тейхман. Он отличался беспримерной, граничевшей с ленью, флегматичностью. Обыкновенно он очень рано предлагал мировую. Если же противник отказывался, то случалось, что Тейхман мог рассвирепеть и нагрубить,- прямая противоположность Яновскому, который никогда не думал о ничьей и которого скорее всего могло привести в ярость как раз предложение её. С годами Тейхман стал ещё более тяжёл на подъём и крайне неохотно принимал участие в турнирах. А при розыгрыше его матча с Земишем произошёл такой случай. Было сделано уже около 15 ходов, и Земиш, считая, что по всем данным современного шахматного искусства имеет богатую перспективами игру, только-только собрался приступить к разработке боевого плана. Но пока он напряжённо обдумывал свой ход, Тейхман вдруг вынимает часы, встаёт, смешивает фигуры и заявляет: "Довольно дурака валять! Ничья!". Откланивается и- уходит в цирк! Да и пора было- борьба в цирке уже началась!

Чигорин всегда был убеждён, что стоит на выигрыш. Когда он бывало на вопрос, как стоит его партия, отвечал: "Пожалуй, окончится в ничью", можно было быть уверенным, что ему пора сдаваться.

О "ТРЮКАХ".
Один мастер заметил, что один из шахматистов, тоже мастер, имеет обыкновение время от времени во время игры освежаться одеколоном. У него возникло подозрение, что это, быть может, является попыткой раздражить противника. Когда ему после этого приходилось играть с упомянутым мастером, он приносил с собой большой веер и как только до него доносился запах одеколона, поднимался целый ураган, это было необычайно комично.
Другому показалось, что его противник (какой дьявольский замысел!)- намеренно кашляет. Он решил обороняться и на каждое покашливание отвечал бешеным контр-кашлем. Однажды Тартаковер играл против Нимцовича; последний заказал стакан чаю. Размешивая сахар, он звякал ложечкой о стакан, что вызвало у Тартаковера подозрение в намеренном желании подействовать ему на нервы. Око за око! Тартаковер тотчас заказывает себе,- но не стакан чаю, а пустую чашку с ложечкой,- и принимается на них музицировать. Всё закончилось смехом и преждевременной ничьей.
Стейниц играл на ставку серию партий с одним слабым противником, при чём давал ему фору. Рядом с противником Стейница сидел приятель последнего, более сильный шахматист, который как будто бы лишь молча наблюдал за игрой. От внимания Стейница, однако, не ускользнуло, что этот немой свидетель пользуется языком знаков. В критические моменты но нажимал своему другу на ногу, предостерегая его таким образом против поспешного хода или обращая его внимание на удобный случай. Тогда Стейниц придумал следующий контр-трюк "в квадрате": он подстроил ловушку, дал своему противнику "собственноножно" знак, и минуту спустя тот уже послушно сидел, как муха в паутине! Эту остроумную проделку никак невозиожно осудить. Ведь в сущности это была лишь ловкая и вполне законная самооборона. Стейниц был во всех смыслах гением защиты!

Ваше мнение.

Счётчики.
Рейтинг@Mail.ru
Rambler's Top100
Сайт оптимизирован под просмотр в IE 5.5 и выше, при разрешении 1024x768.
Разработка и поддержка сайта: borchess@mail.ru.
Сайт работает с 1 декабря 2003 года.
Volkov Brothers © 2003-2006
X